ВОСПИТАТЬ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРОМУ НЕ НУЖЕН БОГ!

80 лет назад, в день своего 70-летия скончалась Надежда Константиновна Крупская – основоположник советской атеистической системы образования.

УРОКИ ДЕТСТВА

Н.К.Крупская родилась 26 февраля 1869 года в Петербурге – в семье потомственных революционеров.

Её дед – Игнатий Крупский – был сослан за участие в движении декабристов, а отец считался неблагонадёжным, так как поддерживал народников, верил в науку и насмехался над религией.

Мать Крупской – Елизавета Васильевна – напротив, была религиозна, но церковный образ жизни не вела и в храм ходила «по настроению», куда иногда брала с собой и дочь. Маленькая Надя, тем не менее, в Бога верила, а повзрослев, читала Евангелие и по вечерам молилась.

Судя по всему, её детская вера была подорвана в семье. Отец, имевший на неё огромное влияние, однажды посмеялся над ней во время вечерней молитвы: «Будет тебе грехи-то замаливать, ложись уж спать!». Неудивительно, что Надежда предпочитала говорить с ним о чём угодно, но только не о вере.

В целом, всё её окружение было настроено враждебно Православию. Однажды их друг семьи Борис– сын нигилистки княжны Долгорукой – предложил ей плюнуть на образ, объясняя это тем, что его мама говорит, что Бога нет, на что Надежда невозмутимо ответила: «Ну мало ли, что мамы говорят!».

По её воспоминаниям, она оставалась религиозной до двадцати с лишним лет – в то время, как многие её товарищи (включая и её будущего супруга Владимира Ульянова-Ленина) порвали с верой гораздо раньше.

Причиной своей религиозности Крупская считала чувство одиночества: общение с многочисленными подругами не было глубоким и ей попросту не с кем было поделиться своими духовными поисками и переживаниями.

«Тогда я любила часами смотреть на лампадку перед образом», – вспоминала. Крупская.

В 1887 году Крупская окончила частную гимназию, получив звание домашней учительницы, и ненадолго ударилась в толстовство.

Трудно сказать, в какой момент на смену всем её духовным поискам пришёл марксизм. По её словам, он дал ей «величайшее счастье, какого только может желать человек: понимание, куда надо идти, спокойную уверенность в конечном исходе дела», с которым она связала свою жизнь.

Потом Крупская боролась с утверждением, что марксизм – это новая коммунистическая религия, хотя созданная ею система советского образования всецело подтвердила этот постулат.

УРОКИ ЮНОСТИ

В 1889 году Крупская поступила на Высшие женские курсы в Петербурге, но уже через год бросила учёбу, связавшись с марксистами, и поступила учительницей в вечерне-воскресную школу для рабочих – ради пропаганды марксизма и целенаправленного выбивания из слушателей религиозных убеждений.

Там Крупская серьёзно усовершенствовала свой педагогический опыт: увидев, что рабочая масса насквозь пропитана «религиозными предрассудками», она стала оттачивать методы антирелигиозной пропаганды, внимательно изучая, ЧТО привлекает рабочих к вере.

Надо признать, что ей многое удалось – никто из её учеников не посещал уроки Закона Божия, которые вёл священник. Впрочем, она уговорила рабочих ходить туда по очереди, чтобы знать «аргументацию попа», а потом – учиться ей противостоять.

Впоследствии Крупская ввела обязательное изучение эволюционной теории в советской школе – как одно из важнейших средств антирелигиозного воспитания – что, собственно говоря, сохраняется в системе народного образования и по сей день.

Таким образом, ко времени встречи с Лениным, Крупская была человеком вполне сформировавшихся убеждений. Неудивительно, что именно она стала женой вождя мирового пролетариата – сложно было отыскать женщину, более преданную делу революции, чем Крупская.

ИДЕЯ СОВЕТСКОЙ ШКОЛЫ

Знакомство Крупской с Лениным состоялось в феврале 1894 года в Петербурге на квартире инженера Классона, где встречались петербургские марксисты. Чувства оказались взаимными.

Вместе с Лениным Крупская создавала «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», за что оба были арестованы.

Из тюрьмы Ленин сделал ей предложение.

«Что ж, женой, так женой», – ответила Надежда.

10 июля 1898 года они повенчались в Петропавловской церкви села Шушенского…

Критику буржуазной «классовой» школы начал Ленин.

Именно им в самом начале XX века были разработаны постулаты будущей школьной реформы, которые легли в основу советской школы. А именно: требование придать школе светский характер, сделать её общедоступной (бесплатной) и трудовой – соединить процесс обучения с производительным трудом, что стало основой будущего политехнизма.

Ни о каком религиозном образовании даже и речи быть не могло, так как, по мнению большевиков, религия формировала монархическое и национально-патриотическое сознание, а традиционный Закон Божий называли «проповедью великодержавного шовинизма», которая серьёзно препятствовала революционной пропаганде.

Естественно, ленинские идеи были основой педагогического учения Крупской.

В 1915 году появился её первый капитальный труд – «Народное образование и демократия», в котором она доказывала свою вожделенную идею «трудового метода обучения» – то есть создания трудовой школы, где учащиеся могли бы применять полученные знания на практике.

Существовавшая же школа подвергалась критике за её «индивидуализм» и «оторванность от реальной жизни».

ПИТОМНИК ПО ВЫРАЩИВАНИЮ НОВОГО ЧЕЛОВЕКА

После Октябрьского переворота 1917 года школа должна была стать «орудием коммунистического перерождения общества в целях воспитания поколения, способного окончательно установить коммунизм».

Главную задачу воспитания Крупская сформулировала так: «Воспитывать – значит планомерно воздействовать на подрастающее поколение с целью получить определённый тип человека».

На практике это означало – изменить его мировоззрение и воспитать в духе коммунистической морали, которая пришла на смену религии. Так антирелигиозная проповедь вышла на первый план.

В советском воспитании огромная важность придавалась идеологии.

Согласно ленинскому учению, вечной морали не существует – существует только классовая. А раз так, то нормы коммунистической морали допускали тотальное разрушение всего, что было создано «старым режимом» и беспощадный террор в отношении миллионов его представителей – ради построения коммунизма.

Так были заложены основы атеистической, тоталитарной и антинациональной системы советского воспитания.

СОЗИДАНИЕ НОВОЙ ШКОЛЫ

Перед творцами новой школы стояла грандиозная задача: уничтожив на корню старую школу с её методологической базой, выработать кардинально новый подход к обучению.

На вооружение был взят воинствующий атеизм, внедрение в умы материалистического мировоззрения, коллективизм, политехнизм, детский труд, школьное самоуправление и физвоспитание.

Требовалось решить проблемы с учебниками, программами и дисциплинами, с методикой их преподавания и с учительскими кадрами.

«Школа должна не только обучать, она должна быть центром коммунистического воспитания», – так определялась Лениным генеральная стратегия образования.

Крупская с Луначарским и коллегами только интерпретировала её на практике.

Надежде Константиновне выделили под контроль школу именно как основоположнику марксисткой педагогики.

С первых дней революции Крупская работала в Наркомпросе и в разное время занимала руководящие посты во всех структурах, связанных с народным образованием.

Осенью 1918 года была одобрена система единой общеобразовательной школы с двумя ступенями: I ступень – 5 лет (начальная школа) и II ступень – 4 года (средняя школа).

Всё образование было подчинено основополагающему педагогическому принципу – воинствующему атеизму.

Крупская считала, что антирелигиозная пропаганда должна начинаться ещё в дошкольном возрасте, когда эти вопросы только начинают интересовать детей, однако настаивала на крайней осторожности её проведения – дабы не добиться противоположного результата.

Методы публичного поругания икон или насильственного снятия нательных крестов она строго порицала, так как после этого многие крестьяне забирали детей из советских школ.

Крупская же учила «правильно» обращаться с «орудием насмешки».

Во-первых, полным запретом прежних учебников и книг, созданием новой детской литературы, «правильных» библиотек и учебных программ.

Во-вторых, воспитанием материалистического мировоззрения – за счёт широкого преподавания эволюционной теории, естественнонаучных дисциплин и марксистского обществоведения.

В-третьих – воспитанием подрастающего поколения в духе коммунистической морали и усиленным внедрением коллективизма.

Крупская была уверена, что только таким путём антирелигиозная пропаганда со временем станет ненужной: «некого будет пропагандировать».

Разумеется, активные атеистические взгляды требовались от самого учителя. Но в силу острого дефицита учительских кадров Крупская призывала пока не отстранять от дел старого квалифицированного преподавателя, «заражённого религией»: «Пусть он оставит свои религиозные воззрения при себе и займётся обучением ребят в той области, в которой он хороший специалист».

К новому же учителю, подготовленному советской властью, предъявлялось категорическое требование – быть убеждённым атеистом.

СОВЕТСКАЯ ДЕТСКАЯ КНИГА

Старые учебники были противопоказаны для советского преподавания, хотя на первых порах их пытались как-то адаптировать.

Например, заменить некрасовскую фразу «по своей и Божьей воле» – на «по своей мужичьей воле» и т. п.

Такие фразы не были единичными, поскольку в старой школе всё было пронизано религиозным духом. Например, книга для чтения весьма почитаемого ею К.Д. Ушинского «Родное слово» была буквально испещрена напоминаниями о Боге, вроде:

«Мама, мама!

В Божьем небе

Божьи ангелы поют,

Ходят розовые зори,

Ночи звёздные плывут»

– и иллюстрациями на тему Пасхи и Рождества.

Книжка по истории для детей старшего возраста содержала рассказы на темы: «Крещение Руси», «Владимир-христианин», «Основание Киево-Печерской Лавры».

Классики тоже подавались в религиозном ключе: «Всенощная в деревне» Аксакова, «Песня бедняка» Жуковского и т.д.

Крупской было очевидно, что все советские декреты будут сведены на нет, если дети продолжат учиться по таким учебникам.

Так детская книга стала самым востребованным средством коммунистического воспитания.

Известен поход Крупской на сказки, большинство которых она отмела столь же категорически, как и старые учебники.

По мнению Крупской, для детей была недопустима сама мораль, которую несут большинство старых сказок, а также – их «классово чуждое нам содержание».

«Сказка должна быть не фантастическая, а бытовая, схематизирующая известные социальные отношения». Поэтому в советских хрестоматиях разгрому подверглись не только «птичка Божия не знает», но и басни Крылова «Ворона и лисица» или «Лисица и виноград» – с их «практической житейской мудростью, которая так чужда детям».

Крупская предлагала отобрать приемлемые сказки.

К таковым наркомпрос отнёс «Три медведя», в которой «девчурка примеривает себя к бытовым условиям жизни существ разной величины… Ей подходит всё маленькое. Эта сказка ребёнку близка».

А вот сказка Пушкина «О рыбаке и рыбке», с точки зрения Крупской, оказалась вредна своей идеологией, потому что учит: «довольствуйся малым, будь благодарен за то, что имеешь» – и эта её скрытая мораль имеет мало общего с моралью коммунистической. А ведь Крупская была за создание такой сказки, которая помогла бы ребёнку стать «сознательным коммунистом».

«Детей следует защищать от чуждой морали и от дезориентирующих оценок социальных отношений», – писала она.

С этой целью она предлагала переписывать популярных детских классиков – например, Жюля Верна, выбрасывая из них «буржуазное содержание».

«Книжки должны быть «не про кошечек и собачек», а об окружающей жизни – с картинками фабрик и героических революционеров. Книжки должны проповедовать коммунистическую мораль не в сухих постулатах, а в ярких, живых и правдивых образах», – считала Крупская.

СОВЕТСКИЙ УЧЕБНИК

С учебниками дело обстояло ещё сложней.

Первые советские учебники Луначарский назвал «опилками с вазелином». И хотя Крупская с ним согласилась, всё же она похвалила эти первые опыты за отсутствие «религиозных предрассудков».

Будучи во главе методического совета по разработке учебников и учебных программ, она требовала: материал учебников должен быть взаимосвязан так, чтобы антирелигиозная пропаганда была связана с материалистическим мировоззрением во всех областях знания, и ребёнку в доступных увлекательных формах проповедовался дух коллективизма.

В качестве удачной хрестоматии Крупская приводила книгу Блонского «Красная зорька». В ней не было рассказов о Пасхе и Рождестве, о бабочках и зайчиках – зато говорилось о временах года, о сезонном труде, о железных дорогах и об Октябрьской революции.

Вместо «Вороны и Лисицы» дети знакомились с текстами «Интернационала», революционных песен и прочим пролетарским агитпропом.

МЕТОДИКА ОБУЧЕНИЯ

В 1923 году появились комплексные программы, по которым преподавались не отдельные предметы с сообщением систематических знаний, а комплексы. К примеру, математика и химия преподавались в комплексе «труд и общество».

В комплексах давалось марксистское нагромождение общественных понятий, которые «пояснялись» конкретными фактами.

Так пытались представить предметы в их диалектической взаимосвязи и в связи с конкретной жизнью. Но у учащихся не обнаружилось никаких систематических знаний после обучения по этим программам.

Крупская признала промах.

На 1927/28 учебный год Наркомпрос утвердил новые единые учебные планы.

С целью внедрения атеистического коммунистического мировоззрения, Крупская предлагала преподавать в первую очередь естественнонаучные дисциплины – дабы формировать в детях навык ничего не брать на веру и всё проверять опытным путём.

Крупская требовала, чтобы такой подход пронизывал всю жизнь ребёнка. Даже знаменитые юные натуралисты изначально были частью плана антирелигиозной пропаганды.

Особенно сильно пострадали гуманитарные предметы.

«Правильное» преподавание истории включало изучение этапов развития человечества и классовой борьбы, что, по мнению Крупской, давало понимание основ исторического материализма и взаимосвязей общественных процессов.

Для «правильного» преподавания литературы она предлагала, во-первых, «вытащить из подполья» всё прежде запрещённое – Радищева, Герцена, Чернышевского, Белинского, Добролюбова, Писарева и Льва Толстого.

Во-вторых, пересмотреть отношение к классикам, многие из которых сами были дворянами.

Иными словами, новая власть стала под себя создавать и трактовать историю, и создавать своих героев, запечатлённых в новых литературных произведениях.

«Рабфаковцы гибнут над «Войной и миром», – сетовала Крупская, – а мы не даём толстовское обследование домов на Хитровом рынке, мы не преподаём «Что делать?». Классиков нужно изучать, чтобы они способствовали пониманию текущего момента. Оттого фон преподавания литературы должен оставаться обществоведческим».

Так гуманитарное образование было фактически сведено к нулю.

То же касается и искусства.

Крупская писала: «Старое следует осмыслить по-марксистски – как продукт идеологического творчества данного класса в определённый исторический период, и преподать его в том виде, в каком оно подобает задачам современности.

Вместо наполненных слезами глаз Марии Магдалины надо показать верещагинские картины, демонстрирующие неравенство «выхоленного офицерья» и простого солдата на войне».

Детское же изобразительное творчество, по мнению Крупской, само подчиняется современности, например, индустриализации – в детском рисунке стали превалировать темы труда: «если дореволюционные школьники рисовали цветочки и самоварчики, то наши пусть рисуют плуги и трактора».

УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ РАБОТА

За походом на Православие неминуемо следовал поход на личность.

Из коммунистической морали вытекало, что важнейший принцип построения советской школы – коллективизм.

Впрочем, этот принцип, на самом деле, не был нов для русских людей. Дело в том, что,  вопреки утверждениям теоретиков марксизма, в нашем народе никогда не главенствовал принцип индивидуализма – Православие формировало именно соборность и коллективизм, а не протестантский индивидуализм и прагматичность.

Именно поэтому русский народ, одураченный революционными идеями, воспринял идеи коллективизма – как свои, привычные, духовно близкие.

Крупская учитывала и наличие в школах детей «лишенцев» (священников, жандармов, буржуазии) и указывала на программу партии, обязывающую ко всеобщему обучению детей до 17 лет, и на поставленную советской школе задачу быть проводником «идейного, организационного, воспитательного влияния пролетариата на полупролетарские и непролетарские слои трудящихся масс» – чтобы воспитать поколение строителей коммунизма.

«Это ведь в древности Моисей и другие пророки проклинали ослушников до седьмого колена, а мы, чай, безбожники; для нас все ребята – наши родные советские дети, из которых надо воспитать строителей социализма».

Строители социализма воспитывались в труде.

Педагогическая мечта Крупской о единой трудовой школе включала в себя:

  • всестороннее изучение человеческого труда в прошлом и настоящем,
  • построение процесса обучения на принципе политехнизма,
  • организацию детского коллективного производительного труда.

Последнее было увязано не только с идеологией, но и с прямыми потребностями страны – электрификацией, индустриализацией, развитием сельскохозяйственной техники.

Школа должна была готовить кадры для экономики – отсюда вытекала связь школы с фабриками и заводами.

НЕСОМНЕННЫЙ ПОЗИТИВ

Детище советского наркомпроса – политехнизм – представлял собой систему обучения, при которой подростки в теории и на практике знакомятся с главными отраслями производства, учатся понимать связь между ними, изучают производственную технику, плюс учатся видеть применение полученных в школе знаний.

По словам Крупской, социализм не терпит «барчат» и белоручек в республике труда. Отсюда вытекал следующий принцип советской школы: тесная связь обучения с детским трудом – как условие всестороннего развития личности и воспитания коллективизма.

Цель всего этого была в том, чтобы приучить детей к коммунистическому труду – бесплатному, добровольному и производительному на общую пользу.

Труд осуществлялся в различных школьных мастерских или на пришкольных земельных участках, где выращивались овощи для завтраков.

По мнению Крупской, всё это делалось ради того, «чтобы ребята вырастали “цивилизованными” кооператорами, умеющими объединять свои хозяйственные усилия…

Главное, чтобы в кооперативе работали все ребята, и целью было не получение дохода, а обслуживание нужд коллектива, – иначе будем воспитывать купцов», – говорила она.

Кооперативы мыслились в виде трудовых кружков – например, цветочный, куроводческий, переплётный, огородный, швейный, – где работу могли исполнять дети. В кооперативах широко использовался метод школьного социалистического соревнования.

Кружок, заработавший определённую сумму, сам и определял, на что расходуется заработок.

Последний коллективистский метод, доживший до конца советских времён – школьное самоуправление в образе учкомов, старост, звеньевых, командиров октябрятских звёздочек. С помощью этого метода дети должны были учиться организации совместной жизни.

Впрочем, Крупская предостерегала от копирования политической системы и от детского администрирования.

Школьное самоуправление было призвано выявить и воспитать детей-вожаков, детей-организаторов, умеющих стремиться к цели и увлекать за собой других.

Впрочем, уже на первых порах внедрения школьного самоуправления выявились и первые отрицательные опыты – вроде насильного умывания грязнуль. Потом же началась настоящая борьба за власть.

Крупская стояла у истоков детского коммунистического движения – пионерии, в которой наиболее сильно воплотились её марксистские и педагогические идеалы.

Она видела в пионерии, с одной стороны, необходимый детям элемент игры, а с другой – высшую форму детской политической организации, перед которой стояли те же задачи, что и перед школой – создать новое поколение.

И, в отличие от школы, где основное внимание уделялось всё-таки учёбе, пионерия была целиком посвящена воспитанию.

Начинать коммунистическое воспитание Крупская предлагала с детских садов, где следовало обеспечить всестороннее развитие у детей «общественных инстинктов» – чувства товарищества, волю к труду, к учёбе, и сообщить им начатки правильного представления о советской жизни.

Она просила только избегать образа благословляющего дедушки Ленина и не преподавать малышам «основы ленинизма».

И ВСЁ ЖЕ…

Хотя некоторые педагогические тезисы Крупской не были воплощены в жизнь (по крайней мере, так, как она предлагала), или были отменены со временем, – всё же её методы очень скоро дали горькие и грозные плоды.

Впрочем, могло ли быть иначе, если основное, чему старалась научить детей основоположник советской школы, – это жить без Бога?

«Если не Господь строит дом – напрасно трудятся его строители» (Пс. 126:1)!

Фундаментальный духовный закон незыблем: если Господь не поддержит наше начинание – напрасным окажется наш труд.

Много тысячелетий назад этот закон испытали на себе строители вавилонской башни, которые сказали: «Построим себе город и башню, высотою до небес» (Быт. 11:4). Но труд их оказался напрасным – потому что они отвергли Бога, надеясь без Него построить «совершенную цивилизацию».

Совсем иначе обстояло дело со строительством Соломонова храма. Сам Господь помогал Израилю собирать необходимые ресурсы для постройки храма, и даже язычники повиновались Его призыву.

«Без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5) – этот закон, установленный Творцом Мироздания, относится ко всякому строительству вообще.

Без Бога мы – ничто!

Самонадеянные языческие владыки воздвигали величественные дворцы и строили целые империи, от которых в скором времени не оставалось камня на камне.

Как только Господь убирает Свою руку – любое порождение трудов человеческих превращаются в груду развалин.

Именно поэтому так закономерен и финал 70-летней истории Советского государства, строители которого жили и творили под девизом: «Бога нет – Суда не будет!».

ЗАГАДОЧНАЯ СМЕРТЬ

Днем 26 февраля 1939 года в санатории в Архангельском друзья собрались отметить 70-летний юбилей Крупской.

Сталин, у которого были, мягко говоря, не совсем простые отношения с женой вождя мирового пролетариата, прислал ей в подарок торт.

На столе стояли пельмени и кисель. Говорят, кто-то из гостей, увидев кисель, удивился: «Словно поминки».

Вечером Крупской стало плохо.

Вызвали врача, который долго не ехал, а срочную операцию по поводу перитонита делать почему-то не стали.

К утру следующего дня Крупская скончалась…

Елена Лебедева