«ВЕРА ДЕЛАЕТ НАС ЧУЖИМИ. ЧТО ДЕЛАТЬ?»

Что делать в ситуации, когда в семье один из супругов пришёл к вере и стал воцерковляться, а другой – по-прежнему не хочет слышать о религии ни слова?

О том, как верующему супругу попытаться довести свою неверующую половинку не до нервного срыва, а до свободного и разумного принятия веры, рассказывает известный проповедник – протоиерей Алексей Уминский, настоятель храма во имя Святой Троицы в Хохлах, публицист, телеведущий, автор многочисленных публикаций на тему христианской педагогики.

Человеческое сообщество таково, что оно живёт родовыми связями, при которых люди в буквальном смысле слова прорастают друг в друга и своих родных людей считают самой большой ценностью в своей жизни.

Однако Христос ждёт от нас совсем другого. Его слова о том, что Бога надо любить больше, чем свою мать или отца, или даже своих детей (ср. Лк. 14:25) – они, конечно, очень жестоки для любого материнского или отеческого сердца, и воспринять их человеку даже верующему бывает очень тяжело.

В истории Церкви мы видим, как много разных препятствий чинили любящие, прекрасные родители-христиане своим детям, которые выбирали свой путь ко Христу, становились монахами, подвижниками, мучениками.

В наше время довольно часто встречается такое явление, когда люди обращаются в Церковь или начинают свой путь веры уже в достаточно зрелом возрасте. И все те вещи, которые они совершили в храме до этого, то есть их крещение, которое они приняли в детстве, или венчание, которое они совершили как некий красивый обряд, вдруг приобретают для них колоссальный, свой изначальный смысл.

И тогда, конечно, невозможно думать о какой-то гармонии между супругами, если один уже встал на этот путь, а другой совершенно ещё «не проснулся».

Слишком романтично, слишком наивно было бы думать, что все человеческие разделения и все недоумения будут как-то сразу преодолены по молитве или по благочестивой жизни супруги или супруга.

Надо быть готовыми к тому, что путь веры – это долгий путь, что вера укрепляет человека, но не обеспечивает ему лёгкой, беспечной жизни. Вера всегда предполагает очень продолжительный и напряжённый труд.

А ведь очень часто человек от своей веры ищет быстрых результатов и начинает сильно переживать, если это не так.

Вот он начал ходить в Церковь – и в какой-то первый момент его воцерковления мир и жизнь сразу поменялись. Многим верующим людям хорошо знаком этот начальный период их христианской жизни, связанный с воздействием на душу так называемой «призывающей благодати».

Однако это явное и очень яркое ощущение нового мира со временем куда-то уходит, и человек думает: «Я живу уже в Церкви много лет, а в жизни ничего не меняется, и я не меняюсь, всё по-прежнему – всё те же трудности, те же проблемы, всё то же непонимание».

И в отношениях с людьми дела обстоят так же: человек ищет быстрого и явного результата, а ничего вокруг него, казалось бы, не меняется.

Сетования в духе «Вера должна нас поддерживать, а ничего не происходит», – священнику приходится слышать постоянно. На самом же деле – это заблуждение.

Всё очень сильно меняется! Незаметно, мягко, но при этом – кардинально.

Вот человек летит в самолёте.

Он летит, но, глядя в окно иллюминатора, у него создаётся впечатление, что он как будто стоит на месте, а движение ощущает всего два раза: когда самолёт взлетает и когда садится.

Так и мы в своей жизни можем ощущать первый взлёт и, наверное, благодатную посадку в Царствии Небесном. А всё пространство нашей жизни – это полёт в самолете, понимаете?

Мы не ощущаем перемен.

Бог нас ведёт не всегда тем путём, который нам представляется правильным.

Господь нам даёт настоящее, Своё! Неощущаемое, но очень важное движение к Нему – если мы действительно ищем Его и стремимся к Нему.

Нет никаких гарантий, что муж положительно воспримет обращение жены к вере.

Для него это, на самом деле, не радость, а испуг, потеря некой идентичности, единства взглядов на жизнь, которые раньше их соединяли.

Для него это глубокое переживание того, что его супруга начинает принадлежать другому миру, в который он не вхож.

Это серьёзная внутренняя травма: кто-то очень близкий, а может – и самый родной в мире человек, – вдруг перестал ценить и понимать его так, как до этого, и смотрит на него уже немножко другими глазами, предъявляет ему какие-то новые требования, которых он совершенно не понимает и к которым он совершенно не готов.

Даже если на каком-то начальном этапе, скажем, воцерковляющаяся жена не предъявляет своему мужу какие-то требования, у её супруга обязательно будет присутствовать ощущение, что от него чего-то ждут и не дожидаются.

И он абсолютна прав. Даже если жена не предъявляет требований к своему мужу, она в любом случае ожидает от него некоторых действий, некоторой реакции. И это невозможно не почувствовать.

Невысказанное ожидание очень сильно может тревожить. И тут невозможно избежать ситуаций непонимания, какого-то разлада, диссонанса, дискомфорта. Поэтому надо понимать, что это обязательно будет, и надо научиться через это проходить.

Другой вопрос – как именно?

Прежде всего, надо ко всему подходить с головой, надо быть мудрыми.

Данная ситуация в некотором смысле очень похожа на ту, когда в семье рождается ребёнок, и жена, став матерью, начинает относиться к мужу иначе, по-особому – не так, как до рождения ребёнка. А муж не совсем понимает – почему она так изменила к нему своё отношение.

Ну, например, ни один мужчина до конца не поймёт, что испытывает женщина во время родов. А женщина, может быть, всё время будет хранить в себе затаённую обиду на то, что муж этого не понял и никогда не сможет разделить с ней её боль.

Или, например, муж никогда не поймёт послеродовой депрессии, не поймёт, почему вдруг жена перестала обращать на него внимание.

Конечно, когда ребёнок рождается, уход за ним, воспитание объединяют супругов. Но в какой-то период это может быть не так. И здесь должно хватить общей мудрости и любви, чтобы такие вещи преодолевать.

Второй момент: женская и мужская вера различаются и проявляются по-разному.

Читая Евангелие, мы встречаем там образ апостолов и образ жён-мироносиц. Это – образы женского и мужского отношения не к самой вере, а к проявлениям веры.

Поэтому, когда женщина встречает Христа, она не должна ожидать от мужчины таких же, как у неё, проявлений веры, таких же чувств. Он по-другому это будет видеть!

И её глазами, её сердцем, её чувствами этот путь он пройти не может.

Вера мужская – вера рациональная, построенная на логике.

Апостолы не пошли рано ко Гробу, потому что они, как мужчины, понимали: это безумие! Зачем идти ночью ко Гробу, если он завален тяжёлым камнем, который сдвинуть человеку не под силу, и там к тому же стоит римская стража?! Бессмысленно, бесполезно!

А вера женская – вера сердечная, вера чувственная. И жёны-мироносицы пошли – их не остановил ни камень, ни римская стража.

Они поступили вопреки логике – и стали первыми свидетелями Воскресения.

Мы видим, как женщины оказываются у Креста, а мужчины разбегаются – все, кроме апостола Иоанна. Но при этом мужчины восходят со Христом на Фаворскую гору, при этом перед апостолами совершается таинство Евхаристии. И все главные тайны Царствия Небесного сначала открываются им…

Прекрасная внутренняя иррациональность в каком-то смысле облегчает женщине путь к вере, поскольку вера – это уверенность в вещах невидимых. А у мужчин их излишняя рациональность, с одной стороны, иногда выступает препятствием к вере, а с другой – способствует более глубокому её осмыслению.

Поэтому мужчины и женщины дополняют друг друга в Церкви. А семья – это образ Церкви.

К сожалению, очень часто брак не мыслится супругами, как пространство свободы. Но ведь семью мы называем малой Церковью, а Церковь, пускай малая, – это пространство свободы, это школа свободы и любви.

Если муж захочет в эту сферу войти – она должна быть для него всегда открыта, но не надо его туда затаскивать силой, он не обязан туда входить.

И, наконец, последний момент, на который хотелось бы обратить внимание.

Супруги – это самые близкие друг другу люди. И вот, жена вдруг начинает ходить в храм, исповедоваться, рассказывать мужу какие-то правильные вещи, но муж-то знает её недостатки – и её «святость» совершенно не оказывает на него никакого воздействия.

Человек не может резко перемениться, но проповедует высокие идеалы христианства! Это, как правило, раздражает – потому что муж видит, наверное, полное несоответствие внешнего и внутреннего. Жена-то этого не видит! Ей-то кажется, что она уже как бы среди спасённых, что она всё знает и всех всему научит.

С другой стороны, для неофита естественно желание поделиться, рассказать о своей вере. Это вообще нормальное, естественное желание любого человека, обладающего каким-то духовным сокровищем. Просто со временем человек начинает понимать, в какой реальности он находится и чем вообще он может поделиться, а чем пока ещё не может, потому что сам ещё этим не обладает.

Вообще, в любом случае не очень хорошо рассказывать о вере, когда тебя не спрашивают.

И надо учиться анализировать плоды твоей веры. Потому что, если твоя вера стала причиной скандалов, неудовольствий, упрёков, чувства пустоты и надломленности, значит, это плоды неправильной веры, неправильных поступков.

Тут надо переосмыслить свою жизнь. И, скорее всего, окажется, что это не муж такой плохой, а что именно ты что-то делаешь не так.

В истории Церкви масса случаев, когда жёны обращали к вере своих мужей – но только своим умом, кротостью, мудростью, терпением, смирением. Другого способа не бывает. Ну а любить и смиряться – это примерно одно и то же, потому что любовь без смирения невозможна, как невозможно смирение без любви.

Я вижу сейчас, как в одной семье женщина много лет с болью сердечной, я бы сказал, борется за своего мужа. Даже не за то борется, чтобы его привести в Церковь, а за то, чтобы он не потерял своей человечности, чтобы он не расчеловечился.

Понимаете?

Она настолько глубоко, с такой сокровенной молитвой обращается к Богу, так истово за него молится, что я уверен: то, о чём она молится, конечно, произойдёт.

Не бывает так, чтобы человек лёг спать неверующим, а проснулся уже православным христианином. Это происходит долгим путём, и через этот путь исполняются слова апостола Павла: «Носите тяготы друг друга, и так исполните закон Христов» (Гал. 6:2).

Записала Валерия Михайлова