Проблемы воцерковления

Апостол Павел говорит: «Мы сделались причастниками Христу, если только начатую жизнь твердо сохраним до конца» (Евр 3, 14).

Судя по всему, большинству из нас не удалось стать причастниками Христа – иначе не было бы этой усталости и разочарования в христианстве.

Но не по умыслу или нерадению это произошло – мы старались и до сих пор стараемся держаться церковного уклада, хотя это порой не приносит никакой радости (скорее, чувство обузы).

Видимо, всё дело именно в «начатой жизни», о которой говорит Апостол: не здесь ли коренятся наши проблемы?

Может быть, усталость от Церкви, потеря живого интереса к ней есть «срабатывание»  неверных принципов, заложенных при начале нашей церковной жизни, при воцерковлении?

Мне думается, что те неожиданные и неприятные явления, которые формируются у многих православных после 10-15 лет их церковной жизни – следствие именно неправильного их воцерковления, следствие отсутствия должной катехизации, то есть научения вере при вхождении в Церковь.

Исторически такое положение вещей понятно.

Раньше перед Русской Церковью никогда не стояло этого вопроса.

Сразу по крещении Руси, Православие стало государственной религией.

Церковь срослась с обществом, и воцерковление происходило естественным образом, что называется «с пелёнок».

В советское же время ни о каком системном воцерковлении не могло быть и речи.

И вот – свобода…

Свобода…

Для нас это стало неожиданностью.

Свобода застала нас врасплох.

Оказалось, что после периода жесточайших гонений, Церковь не способна ни к какой внутренней деятельности.

Восстановление храмов, забота о материальной стороне церковного быта и некоторый «реванш» за 70-летнее «Вавилонское пленение» оказались важнее пастырской заботы о правильном воцерковлении людей, обратившихся к Церкви.

И только сейчас, по прошествии 20 лет, Синодальный отдел по религиозному образованию и катехизации озаботился, наконец, разработкой общецерковной концепции православного образования.

Однако составление концепции – дело сложное и долгое.

Ещё более сложно и долго воплощать её затем в приходскую практику.

А тем временем жизнь продолжается. И неверные начала воцерковления продолжают воспроизводить свойственные себе ошибки.

Но опыт ошибок важен и драгоценен. На ошибках – и только на них (увы, ни на чём другом) – учатся.

Попытка сделать некоторые выводы из этих ошибок и предлагается вниманию читателя.

В нижеследующих заметках, несомненно, много субъективного, одностороннего и резкого.

Однако автор, тем не менее, считает своим пастырским долгом поднимать столь актуальные для нашей Церкви вопросы, надеясь на корректировку своих промахов и взглядов (если они окажутся неверными) соборным церковным разумом.

В начале – одно общее соображение, касающееся современных особенностей катехизации.

Религиозное образование можно уподобить взращиванию плодового сада.

Как оно происходит?

Если мы возьмём семечко из вкусного сладкого яблока и посеем его в землю, у нас вырастет дикая яблоня с несъедобными плодами.

Чтобы получить культурное растение, необходимо привить этому дикому дереву черенок садовой яблони.

При этом нужно учитывать много всяких сельскохозяйственных тонкостей: каким образом прививается именно этот сорт, в какое время это нужно делать, как удаляются дикие ветви, как нужно обвязать и залечивать место прививки, как поливать, как удобрять почву, и т.д.

Христианство и есть этот благодатный черенок.

Христианство именно прививается к дикому дереву падшей человеческой природы, и, будучи правильно взращиваемо, переформировывает его в дерево культурное, приносящее в своё время прекрасные плоды.

Очевидно, что предварительным условием этого процесса является наличие дерева.

Христианство рассчитано на зрелых, ответственных и свободных личностей.

Для того, чтобы люди могли воспринять прививку христианства, нужны две вещи:

а) вышеназванные качества у человека воцерковляющегося уже должны быть, и

б) должна наличествовать некая «сродность культур», чтобы содержание Церкви было воспринято адекватно.

Церковь – это не голый спиритуализм. Она целостно охватывает человека – все сферы его жизни.

Свою духовность Церковь выражает посредством определённой культуры, которая есть культура слова, культурой logos`а.

Эта культура глубоко традиционна и – в лучшем смысле слова – консервативна.

Современные же люди живут в совершенно иной культуре – культуре видеоряда, навязывающего определённый образ жизни кинематографа, «попсы», рекламы, спортивных трансляций, «клиповости», мобильно-интернетности и т.п.

Это культура гедонизма (стремление к удовольствиям, как главной цели жизни), относительности ценностей, поверхностности, стадности, одинаковости.

Такая культура не только не способствует развитию необходимых для жизни в Церкви качеств – свободы, ответственности, трезвой оценки себя и мира – но, наоборот, всячески препятствует этому.

Дальше всего она именно от индивидуального осмысления жизни, от logos`а, от слова, его ценности и значимости.

Церковь обращается к людям на своём языке, а современный человек просто не воспринимает ту культуру и те слова, которыми оперирует Церковь.

Именно поэтому современным людям тяжело читать Евангелие, тяжело воспринимать традиции Церкви, а тем более перестраивать в соответствии с ними свою жизнь.

Этико-культурный резерв современного человека не способен вместить этого.

Поэтому современным пастырям Церкви и всем, причастным к делу катехизации, необходимо трезво осознать данную ситуацию, и, приступая к воцерковлению, обязательно учитывать две вещи.

Во-первых, на Церковь сегодня ложится почти неподъёмная задача – включать в процесс воцерковления «во-культуризацию» – т.е. необходимость вводить людей в русло исторической традиционной отечественной культуры.

Христианская культура – это, прежде всего, способ мыслить.

Это – фундамент этики и эстетики, основанный на личной ответственности и духовной свободе, на образованности, на не стадном мировосприятии, чувствующем и понимающем многогранность и сложность христианства и вообще жизни.

Во-вторых, прежде чем воцерковлять человека, нужно посмотреть: а привьётся ли к его душе наше слово?

Не бывает ли так, что ему (слову) и привиться-то не к чему?

Может быть, не о Церкви нужно начинать говорить «в лоб», а прежде о том, что человек – не часть толпы, что прежде чем стать христианином, ему нужно осмыслить себя как личность и стать просто нормальным человеком.

Может быть, сначала необходимо сказать о человеческом достоинстве, о здравомыслии, о порядочности, о воспитанности и о многих простых вещах, о которых наши соотечественники имеют сегодня, увы, очень малое представление.

И потом уже к этому прививать познание церковного учения и практики…

Сегодня катехизатору обязательно надо учитывать разности культур Церкви и современного общества и работать над «предварительной зрелостью» людей.

Это сложная задача.

С одной стороны, отмеченная разность культур всё больше увеличивается.

С другой – сами деятели на ниве воцерковления часто не имеют должного понятия об основах христианской культуры, подменяя её неверно понятым преданием или этнографией.

Результат – в наличной церковной действительности сущностная культура Церкви не выявляется, а профанируется.

В итоге мы получаем плоды катехизации, обратные всем нашим благим намерениям.

Вместо широкого нравственно-культурного русла, в котором течёт христианство, человек (в результате стихийного приходского «воцерковления») попадает в некую закрытую со всех сторон «коробочку» – душный и маленький мир.

Он усваивает узкие, тяжёлые взгляды на Бога, на Церковь, на других людей (да и на себя тоже), стяжая вместо Христовой любви, свободы и евангельского разума совершенно противоположные качества.

Особенности современной катехизации заключаются в том, что она должна взять решение проблемы «вокультуризации» на себя, ибо если раньше, в «доэлектрические» времена, церковность органически прививалась к традиционному укладу жизни, то нынешний социум без соответствующей культурной подготовки не способен адекватно воспринимать христианство.

И эта культурная подготовка должна сегодня стать важным начальным элементом православного образования и воцерковления.

Игумен Пётр (Мещеринов)