Преодолеть разобщённость!

К большему сожалению, мы до сих пор не воспринимаем приходскую жизнь как жизнь общинную. Как жизнь, к которой мы призываемся не каждый по отдельности, а все вместе…

Что делать, если в приходской жизни царит упадок?

Как удержать человека в церковной ограде?

Что такое община?

Об этом мы сегодня говорим с отцом Дмитрием Карпенко, известным православным блогером и миссионером.

– Недавно впервые была озвучена тема, давно волнующая многих людей. Речь идет о таком процессе, как «расцерковление». Чувствуете ли Вы, что кроме поступательного движения вперёд, Церковь несёт и определённые потери?

– Этот феномен нами ещё не осмыслен. Действительно, помимо воцерковления идёт и ежедневный процесс отпадения людей от Церкви. Но каждый приходской священник может наблюдать это по своим прихожанам: вроде бы ходил человек в храм, потом раз – и куда-то исчез…

Куда? Что с ним произошло?

То, что это редко кого интересует, тоже говорит об определённом уровне нашей приходской жизни. Получается, что человек нам неинтересен. Ну, ушёл – и ушёл, и ладно…

– Некоторые люди считают, что самое важное – направить человека к храму, а дальше всё само сложится.

– Мы говорим о живых людях. Поэтому процесс их воцерковления и, к сожалению, расцерковления, – это сокровенная тайна души.

У нас же зачастую нет видения того, чем должны являться наши приходы. А они должны быть общинами!

Главную задачу нашей миссионерской деятельности я вижу как раз в выстраивании приходской жизни как жизни общинной.

Концепция миссионерской деятельности, кстати, и говорит о том, что локальная цель нашей миссии – созидание приходских общин.

Нужно так выстраивать нашу церковную жизнь, чтобы видеть, чувствовать людей, которые составляют наши приходы – во всём их многообразии и разноплановости.

Тогда мы сможем наблюдать каждого человека в его динамике и развитии, и понимать – куда он движется. Пока же, увы, мы не умеем этого делать…

Приходится свидетельствовать о глобальном кризисе общинной приходской жизни, и пока мы не осознаем это как проблему, мы не сможем ничего изменить.

– Как бы Вы определили этот кризис общинности? Что он собой представляет, с чем связан?

– Приход – это община братьев и сестёр во Христе, поэтому конечным итогом всех наших миссионерских усилий должно стать приведение человека в конкретную общину, осознающую свою ответственность перед Богом и людьми за своё служение.

Община должна сплачивать во Христе всех людей – независимо от их возраста и социального статуса. Ведь в Церкви Христовой «нет ни эллина, ни иудея, ни мужеского пола, ни женского, ни раба, ни свободного» (Гал. 3, 28) .

Необходимо правильно понимать, ЧТО для нас в Церкви главное, а что – второстепенное. К сожалению, для нас второстепенные вещи выходят часто на первый план, а ведь главное – вовлечённость человека в совместную молитву, совместное служение, осознание единства всех во Христе.

Поэтому когда мы говорим о кризисе, нужно сразу объяснить, ЧТО мы под этим словом понимаем.

Мне близко понимание кризиса как сочетания трудностей и возможностей.

Именно о сочетании, тогда как мы понимаем кризис именно как череду неразрешимых трудностей.

То есть кризис – это время не только трудностей, но и возможностей. Исходя именно из этого контекста, я и говорю о кризисе общинности.

– В чём заключается основная трудность?

– Я думаю в том, что мы, к большему сожалению, приходскую жизнь не воспринимаем как жизнь общинную. Как жизнь, к которой мы призываемся не каждый по отдельности, а все вместе.

И это должно выражаться, прежде всего, в нашем отношении к таинствам Церкви.

Для того чтобы понять, что в этом плане у нас большие трудности далеко ходить не нужно: достаточно прийти в любой храм на литургию – для того, чтобы понять насколько мы разобщены в нашем восприятии таинств!

Наше отношение к ним сугубо индивидуалистичное, совершенно не вытекающее из понимания того, что община должна являть Церковь, т.е. Тело Христово.

Именно из неправильного отношения к таинствам, происходит неправильное понимание и всего остального. Потому что невозможно строить церковную жизнь, если мы не решим главного вопроса церковного бытия – нашего отношения к Евхаристии.

– Как же вернуть это таинственное измерение в сегодняшнюю жизнь Церкви? У Вас есть опыт созидания общины? С чего Вы начинали, что можете порекомендовать?

– Вернуть можно только кропотливым ежедневным трудом. Постоянной проповедью, разъяснениями, молитвой.

Безусловно, в храме есть люди разного духовного уровня. Кто-то уже созрел до понимания общинной жизни, кто-то ещё только на пути. В этом случае первые должны помогать вторым.

Для этого важно чувствовать человека, что мы ещё очень плохо умеем делать.

Приходская жизнь не должна заканчиваться совместным пребыванием в храме за богослужением. А у нас она, как правило, этим и ограничивается. А как нам жить вместе вне храма – мы зачастую не просто не знаем, а вообще не видим в этом смысла.

А ведь в Древней Церкви как было? Старший, т.е. более опытный в церковной жизни, вёл младшего (новоначального).

Один отвечал за другого. Каждый жил жизнью всей общины, а вся община жила жизнью каждого своего члена…

Сейчас это утрачено, а вместе с этим утрачено и многое другое.

Поэтому необходимо воспитывать в людях понимание ответственности друг за друга. Ведь за каждой службой мы молимся постоянно: «сами себе и друг другу и весь живот наш Христу Богу предадим».

Важно, чтобы эти слова не оставались лишь словами, – нужно, чтобы они и на практике определяли нашу жизнь.

– Давайте смотреть объективно. Очень часто в сектах люди видят, пусть дегенеративную, искажённую, но – общину. Их там сразу «берут в оборот», каждому дают своих «наставников», звонят, приходят домой, приглашают на мероприятия…

– Совершенно верно. И в плане внешней организации их общинной жизни нам есть чему у них поучиться.

С другой стороны, кто нам мешает организовывать общины на приходах? Только наша инертность и банальное недопонимание того, что самое дорогое в храме – это не золотой купол и резной иконостас, а вечные людские души.

Мы должны добиваться, чтобы наши прихожане в рай попадали, а не становились дровами для ада.

У нас есть большое количество помощников на приходе. Людей разных профессий, талантов, церковного и жизненного опыта. Эти люди хотят быть полезными, хотят послужить ближнему. Им не хватает лишь организующей и направляющей силы. Таковой должен стать костяк приходской общины во главе с настоятелем.

pravmir.ru