ПОЧЕМУ Я ОСТАЮСЬ СО СВОЕЙ ЦЕРКОВЬЮ

– Скажите, как бы вы восприняли предложение отказаться от своей матери?

– Отрицательно.

– Почему?

– Подло забывать о тех, кто тебе подарил жизнь, воспитал, вскормил и выпустил во взрослую жизнь. Так нельзя.

Примерно такой диалог мог бы состояться у меня сегодня с человеком, который предложил бы мне перейти из канонической Украинской Православной Церкви (УПЦ) во вновь созданную религиозную структуру под названием ПЦУ…

Для меня УПЦ – это Церковь, которая крестила меня и моих детей. В ней я венчался, отпевал маму и близких.

Таких, как я, на Украине – миллионы. И для нас УПЦ – духовная Мать.

Сегодня всем нам предлагают от неё отречься.

Почему? Оказывается, она – …вражеской национальности и учит плохому…

По поводу национальности хочу сказать, что на Украине каноническая Православная церковь с 1991 года является именно Украинской, а ни какой-либо ещё. В ней нет священников, «командированных» извне, – они все родились на этой земле, и служат на языке церкви святого равноапостольного князя Владимира, наследницей которого она является.

По всем официальным документам каноническая православная Церковь проходит как УПЦ, а нелепую приставку МП придумали журналисты – с целью её дискредитации.

С 1992 года УПЦ полностью самостоятельна в своей организационной, кадровой и хозяйственной деятельности и связана с Русской православной церковью (РПЦ) канонически, а именно – через получение миро, внутрицерковное общение и почитание общих святых.

Я скажу больше: не РПЦ влияет на УПЦ, а наоборот – поскольку представители УПЦ участвуют в заседаниях Священного Синода РПЦ и могут влиять на принятие решений. А вот представители РПЦ в работе Священного Синода УПЦ не участвуют, а, следовательно, не могут регулировать её деятельность.

Правда заключается в том, что сегодня на территории Украины УПЦ является единственной Православной  Церковью, сохраняющей государственность в границах 2013 года – поскольку епархии  на Донбассе и в Крыму  продолжают входить в её состав.

А ещё правда заключается в том, что из всех христианских конфессий УПЦ – самая независимая, поскольку Украинская католическая и Украинская греко-католическая церкви подчиняются Папе Римскому, центры управления протестантскими организациями вообще рассеяны по всему миру, а ПЦУ подчиняется Стамбулу.

Более украинской церкви, чем УПЦ просто не существует – поэтому нет никакой «российской церкви» и «российских попов», а кто это говорит – преступники, стравливающие ради личной выгоды украинцев между собой.

Ну, а те, кто ловится на это – либо глупцы, либо банальные русофобы.

– Гражданин Горбушкин, мы пригласили вас в качестве свидетеля по делу Щукина. Что вы, как свидетель, можете показать по этому делу?

– Как свидетель по этому делу я могу показать всё.

– Очень хорошо, а давно вы знаете Щукина?

– Щукина я вообще не знаю.

– Так что же вы можете в таком случае показать по этому делу?

– Всё что угодно…

Это написал Михаил Зощенко 78 лет назад.

Сегодня этот диалог звучал бы так:

– Что вы можете показать против УПЦ?

– Против УПЦ я могу показать всё.

– Очень хорошо, а как давно вы ходите в УПЦ?

– В УПЦ я вообще не хожу.

– Так что же вы можете в таком случае показать против УПЦ?

– Всё что угодно…

Люди, обвиняющие сегодня мою Церковь в антигосударственной деятельности, в поддержке терроризма, в разжигании национальной вражды, в молитвах за государство-«агрессор», его лидера и вооружённые силы, за принятие из «московской чаши московского яда» в неё не ходят. То есть все они понятия не имеют, кому и за что мы молимся. Однако это не мешает им показать против нас всё что угодно.

Сегодня у нас идёт война, гибнут люди, а Церковь призывает к миру – поскольку для неё каждый погибший украинец – это наш украинец, это наша не созданная семья и не рождённые в ней дети.

Это плохо?

Страна стремительно вымирает, аборты поставлены на поток, сожительство стало нормой, а Церковь учит воздержанию, призывает к супружеской верности и учит не делать то, что уже в этом столетии может привести к исчезновению нашего государства с карты мира.

Что плохого в том, что Церковь отучила меня прелюбодействовать, брать взятки, сквернословить, злословить, приветствовать аборты?

Если человек стал лучше – разве обществу от этого стало хуже?

Я скажу так: кто хочет действительно узнать, что у нас на уме – пусть пойдёт в любой наш храм, и убедится, что УПЦ печётся не о своей материальной и политической выгоде, а о спасении душ человеческих, об очищении общества от пороков, разрушающих государственные устои.

А по-другому и быть не может, поскольку именно наша Церковь является для Украины Матерью – ведь Киевская Русь как государство состоялось только после принятия крещения в Православие.

Именно наша Православная Церковь на протяжении всей своей истории воспитывала своих чад, помогала им защищаться от врагов, примиряла и объединяла в смутные времена, возрождала саму государственность.

Она была с нами и в бедах, и в радостях.

Она была с нами, когда мы, считая себя взрослыми, переставали её слушать.

Она была с нами, когда мы её унижали и притесняли.

Она оставалась с нами, даже когда мы после октябрьского переворота 1917 года стали её убивать – сознательно и методично, смакуя детали и упиваясь кровью.

Она нам простила всё – как истинная мать прощает всё своему беспутному сыну – потому, что любовь и прощение являются её краеугольным камнем.

Сегодня Православную Церковь в очередной раз ведут на Голгофу, а нам, её детям, предлагают примкнуть к толпе, орущей «Распни  ЕЁ, распни!!!».

Нам предлагают примкнуть к новой «единой поместной православной церкви в Украине».

Но эта новая «церковь» не является единой – каноническая УПЦ на союз с раскольниками не пошла.

Не стала она и поместной, поскольку канонически и организационно приняла зависимость от Фанара.

А с захватом кафедрального собора УПЦ в Винницы уже в день проведения так называемого «объединительного собора» в пользу перебежчика Симеона, она, по сути, перестала быть и православной, поскольку нарушила десятую заповедь: «Не желай дома ближнего твоего….».

Давайте вспомним пророческие слова Ф.М. Достоевского: «Революцию совершают лавочники и лабазники руками романтиков». Вспомним, как лавочники и лабазники ворвались во власть на плечах майданных романтиков, пообещав им светлое европейское будущее, но в реальности погрузив их в нищету и смуту.

Сегодня реализуется такой же Майдан – на сей раз религиозный. Те же цели – независимость и процветание. Тот же враг, та же аудитория, те же лидеры.

Поэтому, на предложение войти в ПЦУ, я, не вдаваясь в канонические тонкости, ответил бы вопросом: «Охарактеризуйте одним словом человека, предавшего свою Мать»…

Владимир Коваленко