Несвободная Америка

«Наши главные фундаментальные права на жизнь, свободу и стремление к счастью подвергаются атаке. Судите сами…»

Жизнь.

Разрыв в продолжительности жизни между богатыми и американцами со средним уровнем доходов растёт.

Свобода.

Корпорации, работающие в сфере информационных технологий, штурмуют нашу частную жизнь. Банки ввергают нас в долги и практически обращают нас в рабство.

Всё уменьшающееся число работающих американцев подвергается ограблению в сфере своих насущных свобод.

Наши американские свободы заканчиваются перед дверью, через которую вы входите на рабочее место.

Всё большее число людей нанимают на неполный рабочий день или по временному контракту – чтобы отказать им в правах и льготах. Ваш работодатель может влезть в стоящий у вас на столе компьютер, чтобы изучить вашу же почту, а выданный им мобильный телефон позволяет отслеживать каждое ваше движение.

Свобода слова?

Вас могут уволить за выражение ваших политических взглядов в интернете, причём – даже если вы занимаетесь этим в нерабочее время.

Как заявил Марк Трэпп, юрист, специализирующийся на трудовом праве, «свободы выражать своё мнение, в действительности, на работе не существует».

Как сообщила в «Нью-Йорк таймс» Мэри Уильямс, «сотрудников, занимающих низкие должности, в туалете могут даже хронометрировать по секундомеру, жёстко запрещать им отправляться туда, на них могут налагать взыскания за частые походы в туалет, а контролёры, получив указание, могут «поторопить» их выйти оттуда».

Мы потеряли право распоряжаться своим здоровьем. Миллионы американцев должны умолять о получении необходимой им медицинской помощи.

Потом они должны сражаться со сложной и кишащей ошибкам системой оплаты, скидок и счетами за лечение, которые им по неизвестным причинам отказываются компенсировать страховые компании.

Если же они не готовы проводить часы в битвах со своим страховщиком, или же проигрывают в спорах с ним, то могут быть отданы на милость коллекторов долгов за лечение, чьи действия уже стали предметом юридических разбирательств и объектом общественной критики.

Мы теряем возможность выбраться из нищеты, зарабатывать на достойную жизнь и выбирать себе карьеру. Регулярные экономические встряски, порождаемые нашей банковской системой, позволили работодателям требовать сокращения заработной платы для своих подчинённых. При этом зарплаты и премии руководству организации растут.

В основе системы «социального лифта» лежит образование, но и эта дверь, ведущая в мир возможностей, захлопывается.

Начиная с середины восьмидесятых, плата за образование в вузах постепенно перекладывается с налогоплательщика на студентов и их семьи.

Для самых бедных семей стоимость ежегодного обучения студента в общественном университете составляет 55% семейного дохода. Некоторые специальности уже просто недоступны.

Хотите быть обозревателем или репортером? Согласно прогнозам Бюро трудовой статистики, в нынешнем году в этой сфере исчезнет почти 4 000 рабочих мест.

Хотите стать учителем? Власти сокращают их штаты, чтобы залатать прорехи от налоговых скидок для богатых.

Работником почты? Та же картина.

Смерть американской промышленности означает, что молодые люди из семей с низким доходом уже не попадут в средний класс общества. Дети рабочих даже не могут идти по стопам своих родителей.

Ну а те, у кого работа есть, практически не могут обеспечить себе достойную жизнь.

В Соединенных Штатах процент рабочих с низкой заработной платой куда выше, чем в большинстве других развитых стран.

Нам говорили, что у нас, у американцев, есть право выбора карьеры, работы и достойной жизни – в том случае, если мы будем упорно трудиться. Сегодня все эти возможности быстро исчезают.

У нас больше нет права на личное время: США – одна из немногих развитых стран, которая не требует от работодателя предоставлять оплачиваемый отпуск подчиненным. Поэтому многие не уходят в отпуск, потому что их некем заменить.

Часто боссы «давят» на своих работников, чтобы они отказались от отпуска.

Мы больше не можем, как свободные люди, вести переговоры с банками и корпорациями. Отношения «продавец/покупатель» уже не являются сделкой равных. Корпорации постоянно лишают нас жизненно необходимой информации, плюс к этому у нас ослаблен контроль за ними.

Банки часто прячут большие выплаты и другие ключевые положения займа в сложные и нечитаемые документы, что позволяет исказить условия предоставления кредита.

Многим корпорациям разрешено действовать в качестве монополистов, включая каналы кабельного телевидения и общества по страхованию здоровья.

Эта ситуация разрушает то, что именуется «свободным рынком».

Мы лишены права выбора и возможности обговаривать условия заключаемых нами контрактов.

Мы теряем возможность выбора места проживания и поездок по своему усмотрению.

Мы потеряли право на частную жизнь. Руководители «Фейсбук» и «Гугл» сказали одно и то же: время неприкосновенности частной жизни закончено. Смиритесь.

Интернет-компании во имя своей выгоды торгуют нашими персональными данными. «Фейсбук» продал сведения о тех, кто брал напрокат видеокассеты.

«Гугл» сделал доступным для «уай-фай» функцию «Street View» (буквальный перевод «Просмотр улиц») – функция, позволяющая смотреть панорамные виды улиц многих городов, углы обзора составляют 360° и 290° по горизонтали и вертикали соответственно.

Айфоны «Эппл» отслеживают и сохраняют в памяти передвижения их владельцев.

Нас учили, что наш дом – это крепость. Но электронные устройства разрушили её стены и установили шпионов в столовых, рабочих кабинетах и спальнях.

Мы теряем наше право участвовать в общественной жизни в качестве информированных граждан. Закон о телекоммуникациях ликвидировал многие «неугодные голоса» в основных средствах массовой информации и создал неправдоподобный политический консенсус в медиа.

Опросы общественного мнения показывают, что интернет, в большинстве своём, победил газеты. Но из них также следует: подавляющее большинство американцев по сей день узнают новости из телепередач.

В сочетании с влиянием газет и радиостанций это означает, что СМИ, принадлежащие корпорациям, формируют наши представления о происходящих событиях.

Десятки тысяч демонстрантов вышли на улицы в 2001 году, протестуя против инаугурации президента Джорджа Буша – но о них практически никто не сообщил.

Около миллиона манифестантов заполнили улицы американских городов 15 февраля 2003-го, протестуя против вторжения в Ирак. Но основные СМИ их проигнорировали.

Либо искусственным образом «сбалансировали» эту акцию, показав выступления сторонников войны – при том, что чаще всего, тех насчитывалось около десятка человек с плакатами.

Источник: stoletie.ru