Неосновной инстинкт

Потребность человека в сексуальном общении на сегодняшний день чудовищно преувеличена...

Человечество устало от секса. Ему не нужно его столько, сколько навязывает рынок. Анфиса Чехова, Зигмунд Фрейд, Шерон Стоун – вы уже надоели со своим основным инстинктом, дайте пожить спокойно!

Это, наверное, самая страшная тайна современной цивилизации.

Мало кому хватит смелости публично заявить: «Хватит голого мяса! Я вовсе не хочу каждый день взбивать пыль на своей или даже чужой постели! И через день – тоже не хочу. Мне уже не интересно смотреть на женщин, потому что с них нечего снимать! У меня есть много других интересов и желаний!».

Стоит только кому-нибудь сказать нечто подобное, как его тут же обвинят в лучшем случае в гомосексуализме, в худшем – в импотенции. А импотенты – это самая дискриминируемая каста. Поэтому никто не говорит.

Лично у меня всё в порядке – и с мужским здоровьем, и с сексуальной ориентацией, и с семьей. Я не маньяк и не ханжа. Я умею смотреть на хорошую женскую фигуру и желать её обладательнице достойного жениха, особенно если фигура – не единственное достоинство, которым девушка обладает.

Иногда я езжу в такие командировки, где нет телевизора, интернета и живых женщин, зато хватает свежего воздуха, тишины, деревьев и физических нагрузок.

Эти поездки бывают долгими.

И каждый раз я удивляюсь одному и тому же: никаких претензий моему организму «основной инстинкт» не предъявляет.

Когда нет никаких внешних раздражителей, никто не сверкает кожным покровом, то половое уходит на второй план, уступая место более высокому…

Однажды я оказался в психушке и разговорился там с главврачом.

Так получилось, что эта больница была вынуждена делить территорию с православным монастырём, поэтому наш разговор как-то сам собой переключился на тему воздержания: что это – норма или отклонение?

Ответ медицинского работника, который, несмотря на близость к монастырю, был весьма далёк от воцерковления, меня поразил.

Он, то есть она, сказала примерно следующее: потребность человека в сексуальном общении на сегодняшний день чудовищно преувеличена.

Тот уровень сексуальности, который задается информационным пространством как норма, свойственен разве что людям больным – причём не только психически.

Сексоцентризм сознания характерен, к примеру, для первой стадии туберкулёза, некоторых кожных заболеваний и даже проказы. Не говоря уже о том, что исключительно сильная потребность в сексе наблюдается у большинства пациентов психиатрических клиник.

Иными словами, творчество Высоцкого – в той части, где «главврач Маргулис телевизор запретил» – медицински верно!

Это, заметьте, притом, что во времена Владимира Семёновича был совсем другой телевизор.

«Мне даже страшно подумать, – сказала главврач, – что будет с нашей маленькой больничкой, если хотя бы на час мы будем включать его в вечернее время! Про психическое здоровье тех, кто смотрит телевизор «на воле», я уже давно не думаю. Иначе сама сойду с ума…»

После этого разговора я не перестал сидеть перед экраном и монитором, но невольно начал анализировать роль сексуального ингредиента в том информационном продукте, который мы потребляем, а также то, как потом это сказывается на нашем поведении.

И пришёл к выводу, что образ Ленина времен СССР – это ничто, по сравнению с тем, какое место в нашем сознании теперь занимают основные сексуальные символы.

Мы все живём во власти жесточайшей диктатуры.

Это диктатура женской физиологии и половых отношений без обязательств.

Заметили? Ни одна реклама – чего бы это не касалось – не обходится без сексуальных стимулов. Будь-то реклама обычной бытовой техники или мобильных телефонов.

Рынок психического здоровья захватили недоделанные зигмундовы потомки.

Голоса нормальных психиатров тонут в болоте «медийной медицины».

Но если вы поговорите с настоящим доктором, у которого в кармане не купленная корочка общественно-дворовой академии, а честный государственный диплом врача, он объяснит вам, что склонность здорового организма к воздержанию – это даже не христианская добродетель, а медицинский факт.

Мужчины с прекрасными физическими данными, находящиеся в наилучшей спортивной форме, меньше всего испытывают приступы желания срочно залезть в чью-нибудь постель.

В Древней Греции обычным явлением было воздержание атлетов. Да и в наши дни спортсмены более других сдержанны по отношению к слабому полу – особенно во время сборов, накануне соревнований.

Сильный, мужественный, состоявшийся мужчина не делает культа из секса, не является его рабом. Наоборот, он – хозяин этого инстинкта.

И только человек духовно и морально слабый, безвольный, изнеженный позволяет себе считать потребность в размножении «основным инстинктом».

Только у таких глаза всё время рыскают в поисках объектов вожделения и половина (как минимум) свободного времени тратится на зависания в сети на соответствующих интернет-ресурсах – в ущерб своему личностному росту, а порой – и в ущерб основному делу.

Говорят в Талмуде (лично я не читал, но слышал об этом) есть такая фраза: «В мужском организме есть маленький орган, который всегда голоден, если его пытаются удовлетворить, и всегда удовлетворён, если его держат в голоде».

Мне кажется, этой фразой сказано всё.

Александр Романов