Необходимо возрождать общинную жизнь!

Ряд общественных проблем уже давно вышли за те рамки, которые позволяют светскому государству решить их. А это значит, что решения этих проблем сегодня возлагаются на Церковь…

Церковь рассматривает семью, как школу любви для всех её членов, где они учатся преодолевать свой эгоизм, уступать друг другу, жертвуя своими амбициями, привычками, желаниями, своим временем и подчас здоровьем  ради другого человека. И эта постоянная готовность жертвовать чем-то своим ради другого, делает душу человека благороднее, возвышеннее, чище, глубже, шире и богаче.

Дети в такой семье, ощущая себя неотъемлемой частью целого, тем самым приобретают первый опыт гражданственности. Они приобщаются ценностям своей семьи и своего рода, благодаря чему ценности родителей, их взгляды и интересы постепенно перенимаются детьми: происходит духовно-ценностная преемственность поколений.

Семью не может подменить ни один социально-общественный институт, потому что именно семья изначально формирует личность ребёнка, его духовный стержень, его нравственный фундамент.

Безусловно, подрастая и входя в социум, создавая впоследствии уже свою семью, ребёнок не будет точь-в-точь копировать семью своих родителей, но свой семейный очаг он всё же будет строить НА ТОМ ЖЕ фундаменте – на фундаменте родительского дома, в котором он вырос.

Священник Александр Каневский, руководитель отдела по делам семьи Харьковской епархии:

«Главное – не терять из вида основные цели всей нашей практической деятельности: сплочение приходской общины, побуждение прихожан к активной социальной деятельности, популяризация традиционных семейных ценностей.

В решениях Архиерейского Собора Русской Православной Церкви от 2-5 февраля 2013 года Церковь не только предупреждает паству об опасностях в связи с внедрением в наше общество ряда антисемейных технологий, но и открыто говорит о том, что данные проблемы уже вышли за те рамки, которые позволяют светскому государству решить их. А это значит, что решения этих проблем сегодня возлагаются на Церковь.

Таким образом, в настоящее время перед Церковью стоит важнейшая задача: защитить и сохранить наше внутрицерковное пространство, основу которого составляют православные семьи, а также – частично взять на себя функции тех базовых институтов, которые непосредственно влияют на духовное формирование подрастающего поколения.

Иными словами, все проекты, так или иначе направленные на духовное возрождение нашего государства, будут рождаться и развиваться только в недрах канонической Православной Церкви. Других сил у общества уже нет.

Но главная проблема здесь заключается в том, что мы, православные граждане, по-прежнему представляющие самую мощную религиозную организацию в нашем государстве, раздроблены, разобщены и в массе своей чрезвычайно инфантильны.

Православные люди с трудом собираются даже на те мероприятия, на которых решаются вопросы их будущности. В частности, даже на протестные акции против гей-парадов в минувшие годы собиралось больше протестантов, чем нас, православных!

Большинство православных людей считает, что для спасения души вполне достаточно ходить в церковь по праздничным и воскресным дням, регулярно причащаться и исповедоваться. А заниматься вопросами, выходящими за рамки обыденного церковного сознания – это, мол, не наше дело, пусть кто-то это делает, а я так, помолюсь тихонечко, на ночь глядя…

Безусловно, такая позиция имеет свои многовековые исторические корни.

Дело в том, что те проблемы, которые сегодня призвана решать Церковь, Церковь исторически никогда не решала.

Почему? Потому что исторически Церковь существовала в двух условиях: в условиях гонений и в условиях относительной симфонии с государственной властью.

Но никогда ещё Церковь не существовала в условиях либерального государства, т.е. в таких условиях,  когда нет выраженных гонений, но и особой поддержки власти тоже нет. А сама Церковь законодательно уравнена в своих правах, например, со Свидетелями Иеговы и обществом Сознания Кришны…

Ещё в недалёком прошлом общество не нуждалось в православных активистах.

Не нужен был православный активист в православном государстве, в котором был православный монарх и священная консистория, которые решали все вопросы устроения церковной жизни и защищали Церковь и народную нравственность силой армии и закона.

В таком государстве от православного человека не требовалось никакой общественной активности –  Богу молись, да служи Царю и Отечеству в том звании, в каком призван!

Ни о какой активности не могло быть и речи в условиях гонений.

Но в условиях индифферентного либерального государства, когда всё вокруг гниёт и разрушается, кто будет спасать общество?

Кто будет защищать народную нравственность?

И вот, впервые в истории, на социально-политическую арену должен выйди обычный приходской священник, обычный мирянин, обычный православный учитель.

Возможно, это звучит странно. Ведь священника народ традиционно привык воспринимать как требоисполнителя и ничего особенного от священника никто никогда не ждал: покрестить, повенчать, отпеть, обедню отслужить…

Более того, многие священнослужители и сегодня по-прежнему ощущают себя исключительно требоисполнителями.

И лишь малое число батюшек понимает, что пора выходить за церковную ограду и идти к людям, идти в социум, идти туда, где на нашей ниве уже давно пашут всевозможные духовные проходимцы.

И если этого не делать сегодня – завтра наши храмы опустеют окончательно. Отойдут ко Господу наши пожилые прихожанки – и всё, батюшка останется на приходе вместе со своей матушкой и кучкой прихожан.

Поэтому самая главная задача, которая стоит сегодня перед руководителями епархиальных отделов по делам семьи, заключается в том, чтобы вести грамотную систематическую просветительскую работу среди православных мирян и приходского духовенства, направленную на побуждение православных людей активно участвовать как в жизни своего прихода, так и в общественной и социальной жизни своих регионов и общества в целом.

Нам всем необходимо преодолевать инерцию мышления и вести такую работу, которая позволяла бы постепенно превращать наши приходы в настоящие общины.

Как этого добиться?

Для этого нужно просто начать общаться на приходе. То есть нужна Литургия после Литургии. Служба закончилась – мы не расходимся. Мы собираемся на чаепитие и – общаемся.

Ведь среди наших прихожан – представители всех социальных слоёв, всех специальностей и профессий. На наших службах присутствует и вузовский профессор и врач, и школьный учитель и дальнобойщик… Но мы не знаем друг друга!

И когда у кого-то возникает проблема, мы пытаемся решить её на стороне – с помощью людей, которых мы находим порой по объявлениям в газетах. А этот, нужный мне человек, возможно, стоит со мной рядом на службе и поёт со мной Символ веры. Но я не знаю, что он может и желает мне помочь, а он не знает, что я нуждаюсь в его помощи!

Поэтому самое важное сегодня – всеми средствами и путями доносить до каждого верующего человека мысль о том, что нельзя просто «ходить в храм».

Каждый православный человек обязан свои Богом данные таланты, способности и возможности перевести в практическую плоскость, в меру сил участвуя в жизни тех, с кем он стоит рядом на Божественной службе в храме.

Мы обладаем огромным ресурсом!

Мы, наше многомиллионное православное сообщество, способно решить любые социальные проблемы. Но только тогда и только в том случае, когда наши приходы превратятся в общины.

А уже община, объединённая идеей личного служения на благо всех и каждого, неизбежно начнёт рождать общинные идеи и проекты любого рода.

Только так мы сможем защитить свою внутрицерковную среду от тех внешних деструктивных влияний современного глобального мира».

Регина Войтенко, спецкор газеты «Родительский комитет»